Намеренное ухудшение жилищных условий — судебная практика

Намеренное ухудшение жилищных условий - судебная практикаВВЕДЕНИЕ Вы — намеренно ухудшили свои жилищные условия!!! Это — любимая фраза чиновника, распределяющего социальное жильё. Эти слова греют его душу, ласкают его слух, мажут мёдом его уста. Это — как глоток выдохшегося шампанского 1 января, как запах травы после противогаза… И огромное поле для коррупции. Поучаствовал в приватизации? — Ухудшил! Намеренно!! Продал — подарил? — Еще худшее, ещё намереннее!!! Выкидываем из очереди! Через пять лет — поставим снова, но в самый конец! Что делать? Нести пухлый конверт … или всё-таки заглянуть в Жилищный кодекс?

  • Статья 53. Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий
  • «Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий».
  • Намеренное ухудшение жилищных условий - судебная практикаКОММЕНТАРИИ

Если вы попытаетесь расширить свои знания в области намеренного ухудшения жилищных условий, используя опубликованные комментарии к жилищному законодательству, то будете неприятно удивлены. В худшем случае это будет «пересказ своими словами» (лохотронистый, но, видимо, коммерчески очень успешный вид издания дорогостоящих комментариев), а в лучшем случае – кочуемая из к комментарию цитата (как правило, без ссылок) из  Грудцыной Л.Ю.[1]          

Особое внимание обратим на тезис № 2: какие-либо действия можно признать намеренным ухудшением только тогда, когда гражданин не состоит на учёте. Это совершенно справедливо, так как если гражданин уже состоит на учёте нуждающихся, то любые его действия необходимо оценивать не по ст. 53, а уже по части 8 ст. 57 ЖК РФ (подробнее об этом – чуть ниже).

  И, наконец, наиболее «продвинутые» комментарии всё-таки дают ссылку на правовую позицию, изложенную в Постановление Конституционного суда РФ[2]:  

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя, и по смыслу соответствующих норм законодательства субъекта Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.

При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. В этой ситуации решение вопроса о том, можно ли рассматривать…иные действия, совершенные самим заявителем, умышленными и недобросовестными и является ли это препятствием для его признания нуждающимся в жилом помещении, как проживающего в условиях, не пригодных, по его мнению, для проживания, требует оценки фактических обстоятельств конкретного дела судом общей юрисдикции. Надо сказать, что данная правовая позиция имеет необыкновенно важное значение. Дело в том, субъекты РФ, а также министерства,  вправе принимать нормативные правовые акты, в которых устанавливаются условия, признаваемые (или не признаваемые) намеренным ухудшением жилищных условий. И хотя, в целом, они во многом похожи, всё-таки тенденция «кто в лес, кто – по дрова» — явно прослеживается. Но главное заключается в том, что в большинстве случаев эти самые условия никак не соответствуют правовой позиции, изложенной КС РФ, а значит, для нас, для адвокатов,есть непаханое поле для работы.   Для примера возьмём закон г. Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», где в статье 10 установлено, в частности, что:

 «Действиями, повлекшими ухудшение жилищных условий, не являются: … — вселение супруга (супруги), нетрудоспособных родителей, иных граждан в установленном порядке в жилые помещения в качестве членов семьи, если до вселения указанные лица были приняты на жилищный учет в городе Москве»

Давайте построим эту тяжёлую для восприятия фразу попроще: Если супруг(а) ранее не была принята на жилищный учёт, то его/её вселение является намеренным ухудшением жилищных условий.  

Абсурдность этого правила очевидна. Возьмём весьма распространённую ситуацию: гражданин проживает в квартире своих родителей, собственности не имеет, но является членом семьи собственника, на каждого приходится более учётной нормы – он не может быть признанным нуждающимся в получении жилого помещения и принят на учёт.

Далее вступление в брак, где супруг имеет в собственности жильё, также не имеет права быть принятым на учёт, но после вселения супруга приходящаяся на каждого площадь становится меньше учётной.

Можно ли вселение одного супруга к другому считать «умышленными действиями с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий»?

  Но выход есть. Ниже приводится интересная позиция Верховного Суда РФ[3]:   «Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также учитывает следующее. Согласно части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства.   Под семьей понимаются лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство (статья 1 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»).   В соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» гражданин Российской Федерации, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, с заявлением по установленной форме. При этом орган регистрационного учета обязан зарегистрировать гражданина по месту жительства не позднее трех дней со дня предъявления им документов (подачи им заявления и документов в форме электронных документов) на регистрацию.   Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19 апреля 2007 г. N 258-О-О (далее следуют вышеприведённые цитаты)…   Из содержания искового заявления следует, что после заключения брака Рыбкина В.П. и Рыбкин В.И. пришли к выводу о том, что проживание и ведение совместного хозяйства целесообразно в квартире, в которой проживает Рыбкина В.П., площадью 56.1 кв. метров). При этом они исходили из того, что данная квартира является трехкомнатной, то есть позволяет семье Рыбкиных, семье Хорошавиных, а также совершеннолетней Хорошавиной Е.П. проживать в изолированных жилых помещениях, в то время как квартира, в которой проживал Рыбкин В.И. ( площадью 51,6 кв. метров), является двухкомнатной, что исключает возможность истцам, Рыбкину И.Я. и Рыбкину М.И. проживать в изолированных жилых помещениях.   Таким образом, следует признать разумными, добросовестными, совершенными в рамках и во исполнение действующего законодательства действия Рыбкина В.И. по вселению в квартиру N и регистрации в ней. [1] (Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Н.М. Коршунова. М., 2005. С. 146 – 147). [2] Определение Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19 апреля 2007 г. № 258-О-О [3] Определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2011 г. N 5-В10-102

Продолжение следует.

Намеренное ухудшение жилищных условий - судебная практикаАНОНС!Во второй части статьи (публикация – 23 января) будут рассмотрены вопросы:

1. Почему при определении намеренного ухудшения жилищных условий не обойтись без математики. 2. Методика определения намеренного ухудшения жилищных условий. 3. Разграничение правовых последствий статьи 53 и части 8 статьи 57 ЖК РФ — наглядная таблица.

Неумышленное, но «намеренное» ухудшение жилищных условий

Многие из нас со временем начинают задумываться об улучшении своих жилищных условий – в связи с расширением семьи, переездом в другой город или просто с возникновением желания пожить в более просторной и благоустроенной квартире со своими родными и близкими.

И часто делают это не без помощи государства, которое во многих случаях может предоставить как само жилое помещение, так и субсидию на его приобретение.

Но порой не все до конца понимают понятие намеренного ухудшения жилищных условий, и недооценивают его последствия.

В итоге, в постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, государственные и муниципальные органы отвечают отказом, а вы получаете право быть принятым на учет не ранее, чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. 

Всегда ли намеренное ухудшение жилищных условий действительно является «намеренным»?

Супруги Р., действующие также в интересах несовершеннолетнего сына, обратились в управу района Южное Тушино СЗАО г. Москвы с заявлением о признании нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ.

Распоряжением управы района в удовлетворении заявления им было отказано на основании статьи 10 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г.

Читайте также:  Алименты с пенсии по старости, по инвалидности, военнослужащего, МВД - платят ли, взимаются ли, берутся ли алименты с пенсии

N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» ссылаясь на то, что за последние пять лет, предшествовавшие подаче заявления, супруг совершил действия, повлекшие ухудшение жилищных условий. Истцы полагают, что отказ в признании их нуждающимися в содействии г.

Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ является незаконным, поскольку супругом Р. ухудшения жилищных условий в данном случае не допущено. Решением Тушинского районного суда г. Москвы в удовлетворении заявленных требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение районного суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе супругом Р. ставился вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене вынесенных по делу судебных постановлений.

Как установлено судом и следует из материалов дела, супруга Р. зарегистрирована и проживает в трехкомнатной приватизированной квартире площадью 56,1 кв. метров, жилой площадью 39,6 кв. метров в качестве члена семьи собственников жилого помещения: её отца и матери. В квартире также зарегистрирована и проживает дочь собственников жилого помещения – сестра Р.

Супруг Р. проживал в двухкомнатной приватизированной квартире площадью 51,6 кв. метров, жилой площадью 30,1 кв. метров, в которой также проживают его отец и брат.

Впоследствии между супругами Р. был заключен брак, после чего супруг Р. был вселен в квартиру к супруге Р., с согласия собственников квартиры и всех проживающих в данном жилом помещении граждан в качестве её мужа. Спустя некоторое время у супругов родился сын, который был зарегистрирован и вселен в жилое помещение по месту жительства родителей.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что переселение Р.

из двухкомнатной квартиры, где он проживал ранее, в трехкомнатную квартиру к супруге, является действием, повлекшим ухудшение жилищных условий, что в силу статьи 53 и пункта 3 части 1 статьи 54 Жилищного кодекса Российской Федерации препятствует постановке на очередь нуждающихся в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ.

Между тем, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям законодательства, суд неправильно применил нормы материального права.

Из содержания статьи 53 ЖК РФ следует, что действиями по ухудшению жилищных условий, препятствующими принятию граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в течение пяти лет с момента их совершения, являются действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях.

В соответствии со статьей 9 Закона г.

Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» в целях установления уровня обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения для принятия их на жилищный учет исчисляется размер площади жилого помещения, приходящейся на долю каждого члена семьи заявителя. Учетная норма устанавливается в размере 10 квадратных метров площади жилого помещения для отдельных квартир.

Судом установлено и из материалов дела следует, что после вселения супруга Р. в квартиру, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого проживающего в ней гражданина, составила 11,22 кв. метров.

После вселения в указанную квартиру новорожденного сына супругов, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого из проживающих в квартире граждан, составила 9,35 кв. метров.

Таким образом, поскольку после вселения супруга Р. в квартиру, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого гражданина, проживающего в данной квартире, была более учетной нормы, установленной пунктом 3 статьи 9 Закона г.

Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения». Нуждаемость в жилых помещениях у истцов возникла после рождения сына и вселения его в указанную квартиру, постольку у суда не имелось оснований для признания действий Р.

по вселению в квартиру к супруге и проживающим с ней родственникам ухудшением жилищных условий.

Вывод суда о том, что Р. ухудшил свои жилищные условия, поскольку размер площади жилого помещения, приходившийся на него в двухкомнатной квартире 17,2 кв. метров в связи с переселением в трехкомнатную квартиру к супруге уменьшился до 11,22 кв.

метров, является неправильным, поскольку действующее законодательство ухудшение жилищных условий связывает не с любыми действиями, приведшими к уменьшению площади жилого помещения, а только с такими действиями, в результате которых возникла нуждаемость в жилых помещениях.

Однако такой нуждаемости у Р. в связи с вселением в квартиру не возникло.

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации совершение действий по ухудшению жилищных условий препятствует принятию на учет только тех граждан, которые совершили эти действия.

Права иных граждан быть принятыми и состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях при наличии к тому предусмотренных законом оснований не могут быть ограничены в связи с совершением кем бы то ни было действий по ухудшению жилищных условий.

Между тем, отказывая в удовлетворении требований супруги Р., действующей также в интересах своего несовершеннолетнего сына, о признании их нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ, ни управа района Южное Тушино СЗАО г.

Москвы, ни судебные инстанции не учли, что предусмотренных статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации оснований для отказа ей, действующей также в интересах сына, в удовлетворении указанных требований не имеется, поскольку ни супруг Р., ни супруга Р.

, не совершали за пять лет, предшествовавших подаче заявления, действий по ухудшению жилищных условий.

Другой случай неправильного применения судами норм материального права произошел в Вологодской области.

Гражданин П. обратился в суд с заявлением к мэрии г. Череповца о признании постановления мэрии г. Череповца незаконным в части снятия его с учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и восстановлении его на учете граждан, нуждающихся в жилых помещениях.

В обоснование заявленных требований П. ссылался на то, что на основании договора купли-продажи он является собственником двухкомнатной квартиры. Общая площадь квартиры составляет 36 кв. метров, жилая — 22,7 кв. П.

является инвалидом второй группы вследствие ранения, полученного во время Второй мировой войны, а также участником Великой Отечественной войны. Группа инвалидности ему установлена пожизненно, а спустя несколько лет он становится нуждающимся в постоянном уходе.

В указанной квартире проживает со своей женой, страдающей рядом заболеваний, и ей одной тяжело ухаживать за ним.

Позднее, с целью ухода за ним и его женой в указанную квартиру в качестве членов их семьи вселилась его внучка — М. вместе со своим сыном Н. Впоследствии М. и ее несовершеннолетний сын были постоянно зарегистрированы в указанной квартире.

Брак у внучки расторгнут за год до вселения к П. Ранее внучка и ее несовершеннолетний сын проживали в двухкомнатной квартире дочери П. — С. Данная квартира была приватизирована на С. и М. по 1/2 доле каждому. Внучка М.

отказалась от участия в приватизации квартиры.

Постановлением мэрии г. Череповца «О принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях» П. был принят на учет в льготную очередь ветеранов Великой Отечественной войны. При этом перед постановкой на очередь для получения жилья в мэрию г. Череповца им был предоставлен пакет документов, в том числе справки с предыдущего места жительства М. и Н.

Однако затем постановлением мэрии г. Череповца он был снят с учета граждан нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в связи с утратой оснований, дающих право на получение жилья. Позднее жилищным управлением мэрии г.

Череповца ему письменно сообщили о снятии с учета ввиду намеренного ухудшения жилищных условий, выразившегося во вселении в квартиру в качестве членов семьи внучки М. с ребенком.

В период с момента его постановки на данный учет и до момента снятия с учета каких-либо изменений в его жилищных и семейных условиях не происходило.

Указанное постановление мэрии г. Череповца в части снятия его с учета граждан нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, П. считает незаконным.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области в удовлетворении заявленных П. требований отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В надзорной жалобе гражданином П.

ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Читайте также:  Доверитель и поверенный — кто это: их полномочия, ответственность, права и обязанности

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, разрешая дело и отказывая в удовлетворении заявленных требований, сослался на статью 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующую последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий, и указал, что решение жилищного управления мэрии г.

Череповца о снятии П. с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, является правомерным, поскольку П. до вселения к нему его внучки М. и правнука Н.

был обеспечен жилым помещением более нормы предоставления; последние по прежнему месту жительства были также обеспечены жильем по учетной норме.

Между тем, с выводами судов первой и кассационной инстанций нельзя согласиться, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права. Также судом допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Вселение в квартиру внучки М. с ее несовершеннолетним сыном имело место за четыре года до внесения указанных изменений в Федеральный закон «О ветеранах», и было обусловлено необходимостью осуществления за П. постоянного постороннего ухода. Данное обстоятельство, как следует из материалов дела, никем в суде не оспаривалось.

По смыслу статьи 53 ЖК РФ (на которую сослался суд, разрешая дело), ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. При этом применение этой нормы права должно осуществляться во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Между тем, суд первой инстанции не выяснил и не отразил в решении, в чем выразился умысел и недобросовестность П.

при вселении родственников в квартиру, учитывая, что его право как ветерана Великой Отечественной войны на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета возникло в связи с изменениями, внесенными 21 декабря 2009 г. в Федеральный закон «О ветеранах». Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда от 21 июля 2010 г.

без изменения, на допущенные судом первой инстанции нарушения внимания не обратил. Указанные выше требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В дополнение к вышеперечисленному имеет смысл обратить внимание на Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2007 N 258-О-О, которым разъяснено, что по смыслу ст.

53 ЖК РФ (которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя) и соответствующих норм законодательства субъекта РФ ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. Буквальное толкование данного разъяснения КС РФ может привести к применению ст. 53 ЖК РФ только после вступившего в законную силу приговора суда, которым установлены указанные выше умышленные действия.

Как заключение к данной статье, хочу обратить внимание на следующее.

Федеральное законодательство (а именно – статья 53 ЖК РФ) содержит лишь последствия ухудшения, в то время как детальный перечень деяний граждан, влекущих их намеренность, в нем отсутствует, а содержится лишь в региональных нормативно-правовых актах.

Однако вопрос об улучшении жилищных условий всё чаще выносится на федеральный уровень (например, в связи с недавним формированием окончательной нормативно-правовой базы о предоставлении субсидий федеральным государственным гражданским служащим), где уже на сегодняшний день возникает немало вопросов о критериях умышленности действий по ухудшению жилищных условий для получения права быть принятыми на учет, несмотря на попытку конкретизации этих действий в соответствующих Правилах (утв. Постановлением Правительства РФ № 63 от 27.01.2009 г.). По сути, все это дает чиновникам, принимающим решения о постановке нуждающихся на учет, практически неограниченную свободу выбора – имело ли место ухудшение или нет, ведь ухудшение жилищных условий может выражаться в самых различных формах и действиях.

Главное и основное доказательство должно состоять в том, что между действиями гражданина и целью таких действий (постановка на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении) должна быть установлена прямая причинная связь.

Косвенные обстоятельства и догадки без документального подтверждения не могут расцениваться как намеренность и не должны быть препятствием для постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, ведь практика свидетельствует, что в большинстве случаев граждане, ухудшившие свои жилищные условия, делали это не намеренно с целью постановки на учет.

Чтобы исключить злоупотребления в этой сфере, (а ведь нельзя не отметить, что злоупотребления могут носить в том числе и коррупционный характер), считаю целесообразным детально раскрыть все обстоятельства, указывающие на намеренность таких действий на уровне федерального законодательства, в том числе и для того, чтобы органы государственной власти и местного самоуправления в основаниях для отказа в постановке на учет или для снятия с учета не ограничивались сухим цитированием статьи 53 ЖК РФ. При этом следует учитывать как региональную нормотворческую практику, так и сложившуюся судебную практику данной категории дел.

В свою очередь гражданам хочу посоветовать тщательно продумывать совершаемые (планируемые) сделки с жилыми помещениями, а также иные действия, связанные с ними – не исключено, что наличие «лишнего» жилья (которым вы де-факто не пользуетесь или пользоваться не сможете) значительно усложнит процесс реального улучшения своих жилищных условий. Конечно, только в том случае, если Вы собираетесь обращаться за помощью к государству. А как поступать – решать только Вам.

  • _____________________________________
  • Для написания статьи были использованы следующие источники:

Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Жилищное право » Найм жилого помещения » Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий

Одним из условий переселения граждан является признание жилого здания аварийным, то есть непригодным для проживания.

Содержание

Одним из условий переселения граждан в новое жилье является признание жилого здания аварийным, то есть непригодным для проживания. Ежегодно на территории каждого субъекта РФ создается специальный список многоквартирных домов, которые подлежат расселению и дальнейшему сносу.

Как показывает практика, в большинстве случаев новая жилплощадь обладает лучшими эксплуатационными характеристиками, чем те, которыми было наделено признанное аварийным жилье.

Поэтому многие граждане намеренно ухудшают условия своего проживания, но при этом не задумываются о том, к каким последствиям могут привести подобные противоправные действия.

Намеренное ухудшение жилищных условий

Последствия, которые ожидают граждан при намеренном ухудшении жилищных условий, прописаны в ст. 53 ЖК РФ. Перед тем как перейти к более детальному и подробному рассмотрению злободневной темы, необходимо определиться с тем, что собой подразумевает намеренное ухудшение жилищных условий.

Наиболее полное представление дефиниции ухудшение жилищных условий прописано в определении Конституционного суда РФ под номером 258-О-О.

Намеренное ухудшение жилищных условий будет признано осуществленным в том случае, если будет доказано компетентными органами, что субъект правоотношений на протяжении некоторого времени осуществлял действия, повлекшие за собой искусственное ухудшение жилищных условий, которые могут вызвать собой необходимость вмешательства госорганов федерального или же муниципального уровня с целью выделения гражданам благоустроенного жилого помещения из местного жилищного фонда.

Однако в данном случае существуют некоторые законодательные коллизии, которые обусловлены тем, что правовая сущность намеренного ухудшения условий проживания четко не регламентируется ни нормами ЖК РФ, ни опытом судебной практики.

Оставил без должного внимания данную практическую проблему и Пленум Верховного суда.

Иными словами, какие действия граждан можно считать умышленными, каждый представитель судебных органов может трактовать по-своему, что и вызывает споры в научном сообществе юристов.

Если основываться на теоретических умозаключениях, данных В.М. Корякиным в процессе комментирования ст. 53 ЖК РФ, то можно вывести следующие характеристики намеренного ухудшения жилищных условий с целью постановки граждан на учет как нуждающихся:

  • намеренное ухудшение жилищных условий это целенаправленные действия граждан, которые способствуют постановке на учет физлиц, как нуждающихся в улучшении условий проживания;
  • ухудшение жилищных условий подразумевает то, что первоначально подобный гражданин не состоит на учете в специализированных органах жилищного фонда;
  • намеренное ухудшение жилищных условий осуществляется гражданами преднамеренно для достижения конкретной цели;
  • ухудшение жилищных условий влечет за собой участие госорганов, которые могут принять решение о постановке физлица на учет в качестве нуждающегося. 
Читайте также:  Оформление гаража в собственность — Журнал кадастрового инженера

Согласно другой точке зрения, можно также выделить иные, дополняющие признаки преднамеренности деяний граждан.

Например, когда совершение действия должно осуществляться специальными субъектами – такими лицами, которые предпринимали попытки целенаправленного ухудшения условий.

Однако в этом случае необходимо рассматривать ситуации, которые сопровождались регламентированным законом уменьшением нормы учета общей жилой площади. В данном случае доказать преднамеренность намного сложнее.

Намеренное ухудшение жилищных условий следует рассматривать в том случае, если при осуществлении действия происходит уменьшение учетной нормы на одного субъекта правоотношений за счет одностороннего изменения договора соцнайма, усыновления и др.

Однако здесь следует учитывать этот факт, если до подобных действий норма на одно лицо была более закрепленной законом учетной нормы.

Резюмируя выше сказанное, можно прийти к выводу о том, что преднамеренное ухудшение условий для проживания это активное поведение граждан, которые путем своих действий способствуют достижению цели постановки на учет в качестве нуждающихся.

Последствия намеренного ухудшения жилищных условий

В случае если компетентный на то орган выявит преднамеренность действия субъекта правоотношений, направленного на ухудшение условий проживания, тогда согласно ст. 53 и 54 ЖК РФ могут наступить определенные правовые последствия для этого лица.  Во-первых, для таких граждан выдвигается отказ в постановке на учет как субъектов нуждающейся категории.

Во-вторых, повторно встать на учет в РФ такая когорта граждан может лишь по истечению пятилетнего срока после свершения противоправных действий.

Однако в данном случае следует помнить о том, что факт обнаружения осуществления намеренного действия с целью ухудшения условий не считается детерминантой того, чтобы лица, которые были приняты на учет на территории РФ, были с него сняты.

Это обуславливается тем, что в данных ситуациях вступает в действие ст. 56 ЖК РФ. Согласно правовой норме, основанием для снятия с учета является:

  • предоставление неверных и заведомо ложных сведений, которые способствовали тому, что лицо было взято на учет;
  • противоправные действия, совершенные должностными лицами на территории муниципалитета, которые обусловили постановку на учет.

Приобретение права постановки на учет

Право постановки граждан на учет по договору соцнайма регламентировано ст. 49 ЖК РФ.

Если субъект правоотношений был принят на учет в жилищной инспекции сразу с учетом нескольких оснований (предусмотренных ЖК РФ и/или Указом Президента РФ, законом субъекта РФ), то лицо может на свой выбор предпочесть один из подобных критериев. Предусматривается постановка на учет и с соблюдением всех оснований.

Однако следует отметить, что такое право имеют только те субъекты, кто признан органами соцзащиты малоимущим. Кого можно отнести к данной категории граждан?

Для определения статуса «малоимущие» органы местной власти берут во внимание средний заработок на человека за предыдущие три месяца в определенной семье, которая совершает правомочные действия для постановки на учет. Для этого комиссия берет во внимание все официальные доходы, которые были получены от трудоспособных граждан, а также пенсионное и стипендиальное обеспечение и проводит расчеты:

  • сумма финансового дохода суммируется, после чего делится на три. Путем нехитрых действий удается установить среднемесячный доход семьи;
  • далее полученный показатель подлежит делению на количество членов семьи, которая добивается признания статуса малоимущей;
  • окончательную сумму сравнивают с прожиточным минимумом, установленным на конкретной территории РФ.

Соответственно, если этот показатель менее заявленной госорганами планки, то такая семья является малоимущей, что гарантирует ей доступность всех благ, в том числе и постановку на учет.

Чтобы возникло право постановки на учет, лица должны совершить определенные действия, а именно: представить в компетентный орган весь необходимый перечень документов, в частности, заявление в письменной форме и документы, которые подтверждают статус нуждающихся.

Предусмотрены современным законодательством и иные категории граждан, чье право на постановку на учет является привилегированным. К примеру, субъекты, получившие инвалидность, а также семьи с детьми-инвалидами, которые признаны нуждающимися согласно ФЗ N 181-ФЗ, ставятся на учет и наделяются жилплощадью с учитыванием основных льгот, предусмотренных законами.

Кроме того, инвалиды, страдающие определенными заболеваниями (перечень установлен Постановлением Правительства России) имеют право получить дополнительную площадь в виде отдельной комнаты, даже если будет превышена учетная норма и норма предоставления. Данное правило является важным критерием для постановки на учет как для получения жилья из федеральной собственности, так и муниципальной.

Приобретение права постановки на учет не подразумевает собой обязанность лица вставать на учет по месту жительства.

Главное, чтобы были соблюдены установленные законодательством правила и порядок постановки на жилищный учет.

 В том случае если какой-либо из критериев будет нарушен или не соблюден, государственный орган наделяется правом отказать нуждающемуся субъекту в постановке на учет, основываясь на ст. 54 ЖК РФ. 

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практика

Право россиянина на собственное жилье обеспечивает статья 40 Конституции РФ. Там же сказано, что малообеспеченным людям оно предоставляется бесплатно. Поводом для выдачи квадратных метров являются плохие жилищные условия.

Но не все, кто находится в таких условиях, получают квартиры от государства — иногда из-за бюрократических сложностей, иногда по умыслу чиновников, а иногда и по своей вине.

Если вы столкнулись с такой проблемой — обратитесь за консультацией юриста в наше агентство.

Когда жилье считается неподходящим?

Основной критерий для признания условий проживания ненадлежащими — слишком маленькая площадь помещения. В Петербурге одному человеку полагается не менее 9 кв. м общей площади квартиры. То есть на семью из трех человек — минимум 27 кв. м.

Кроме того, есть Постановление Правительства РФ № 47, содержащее требования к жилому помещению, среди которых есть следующие пункты:

  • целостность несущих конструкций и перекрытий;
  • исправность инженерных систем;
  • влажность не более 60% и средняя температура не менее 18 градусов;
  • наличие окон в квартире;
  • размещение жилого помещения не в подвале и не на чердаке.

Если ваша квартира слишком мала для вашей семьи и вы постоянно живете в Петербурге больше 10 лет — можно подавать документы на получение недвижимости от государства. Заявки рассматривает жилищная комиссия — постоянно действующее подразделение администрации каждого района. Одна из задач комиссии — выяснить, имело ли место намеренное ухудшение жилищных условий.

В каких случаях исключают из очереди на жилье

В надежде на более просторную квартиру семья может продать свое жилье и купить крошечную комнатушку. Или переписать ее на родителей, а себе снять квартиру. Но такие действия подпадают под статью 53 Жилищного кодекса РФ, регламентирующую ответственность за намеренное ухудшение жилищных условий.

Так называют любые сделки, результатом которых стал дефицит площади: продажа, передача в безвозмездное пользование, дарение, обмен.

Также запрещен перевод квартиры в нежилое помещение, фиктивный развод, подселение на свою площадь родственников (за исключением ситуаций, когда им действительно больше негде жить).

Если семью поймали на умышленном ухудшении жилищных условий, ей придется подождать пять лет, прежде чем подать новую заявку, которую жилищная комиссия может удовлетворить.

Ухудшение жилищных условий — особенности для военнослужащих

Споры об ухудшении жилищных условий военными регулируются Приказом Министра обороны № 1280. Там перечислены те же условия отказа военным в предоставлении квартиры. Повторно подать заявку на получение квартиры можно также через пять лет.

В этом же документе сказано, какие действия военнослужащих не лишают их права на бесплатное жилье:

  • вселение родственников, не имеющих жилплощади;
  • вступление в брак;
  • расторжение договора об аренде жилья по желанию арендодателя;
  • воссоединение с детьми;
  • сделка с недвижимостью признана недействительной, что привело к потере жилья.

Что сказано на этот счет в законе Санкт-Петербурга

В каждом регионе есть свои правовые акты, определяющие ответственность за ухудшение жилищных условий. В Петербурге это закон № 409-61, где в статье 3 перечислены основания для отказа в предоставлении квартиры:

  • раздел или обмен недвижимости;
  • вселение посторонних;
  • отчуждение помещения;
  • выселение гражданина по решению суда за невыполнение договора социального найма;
  • расторжение договора по инициативе нанимателя.

Там же сказано, что петербуржцы, которые получили новую квартиру от города, а потом намеренно ухудшили свои жилищные условия, должны ждать 10 лет, прежде чем подать новую заявку.

Также в региональном законе содержится важное уточнение: вселение в квартиру супругов и несовершеннолетних детей не является намеренным ухудшением жилищных условий. Поэтому семья, которой стало тесно в квартире, потому что родился ребенок, может смело подавать заявку на новое жилье.

Обвинили в намеренном ухудшении жилищных условий — как оспорить?

Распространена ситуация, когда люди не знали, что их действия подпадают под определение статьи 53 ЖК РФ. Например, один из членов семьи дарит долю квартиры, в которой проживал до брака, родителям.

Затем семья пытается встать в очередь на жилье от государства, но получает отказ.

И неважно, что наличие доли в квартире никак не улучшало положение этой семьи — площадь была слишком мала для совместного проживания с родителями.

Но если жилищная комиссия отказала в постановке на учет безосновательно, можно восстановить справедливость через суд. Обращайтесь к нам, и вы получите:

  • консультацию юриста по жилищному праву;
  • помощь в составлении искового заявления;
  • защиту в суде.

Судебные решения

Отзывы клиентов

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *